Красота уместности. Статья для журнала "Мезонин"

Красота уместности

Гулять по усадебным садам, парадным анфиладам, собирая в свою фотоколлекцию вновь открытые нами идеи исторической русской архитектуры и интерьеров, наверное, вошло у нас в привычку. «Удовольствие от узнавания», которое Аристотель считал основной эстетического удовольствия, и азарт от находок мы получаем, как минимум, ежемесячно.

Исторические русские дворцы, усадьбы, сохранившиеся мемориальные квартиры – такие разные по архитектуре пространства, художественным решениям, - и такие похожие в своей самобытности. Идеально вписанные в природное или городское окружение, собравшие коллекции предметов целых поколений хозяев и замершие на десятилетия.

Такое единение со средой – природой, городом, неразрывная связь экстерьера и интерьера - вызывают у нас внутренний душевный трепет. Архитектор Джеймс Польшек, долгое время занимавшийся реконструкцией памятников архитектуры, заметил: «Проектирование зданий в природных условиях – не важно, городских или сельских – должно быть связано с землей, из которой они поднимаются, и небом, на фоне которого они видны». Как это справедливо. Принцип взаимосвязи природного и городского окружения, архитектуры здания, вида из окна с интерьеров прочно вошел в нашу практику.

Интерьеры, в которые мы возвращаемся – наша история, - по-прежнему с нами. Но они статичны, а мы двигаемся дальше.

Веяния и требования времени, технологические достижения и мировая культурная интеграция обогащают нашу жизнь, но и могут сделать ее единообразной, стерев аутентичные черты. А ведь именно в контексте самобытности русской архитектуры, интерьеров и предметного дизайна, в том числе современных, мы можем быть интересны и нам самим, и миру. Конечно, делать интерьеры «из прошлого» - архаично, но, на наш взгляд, оно должно присутствовать среди нового, создавать для него логичную корневую систему.

Великий современный архитектор Тадао Андо совершенно справедливо отметил: «Невозможно просто взять и создать что-то новое. Сначала нужно постигнуть то, что вы видите вокруг себя, то, что существует на Земле, и только потом использовать эти знания наряду с современным мышлением, чтобы интерпретировать то, что вы видите».

На наш взгляд, главная черта нашего времени, времени осознанности – доступность информации, которой нельзя не воспользоваться. Информационные ресурсы, возродившаяся музейная активность, развитие туризма в России дают нам возможность изучить исторически достоверные русские интерьеры, проследить на практике их изменения за прошедшие сто-двести лет, связать изменения в образе жизни русского человека с интерьерными трансформациями. И сделать эту линию непрерывной до дня сегодняшнего, устремив в будущее.

Жизнь настоящего, глубокого интерьера, не являющегося исключительно декоративным, а несущим красоту на подсознательном уровне, является непрерывной, демонстрирующей преемственность разных поколений, его населяющих, многослойность, ассоциативность с временем, прошедшим и проходящем через него.

Думаем, что сейчас как никогда уместно заимствовать не у соседей, а у своего прошлого, родной культуры и природы. Это даст нам намного больше, чем примеры западных интерьеров – ведь мы пойдем родной стезей, найдем отзвуки в своем жизненном опыте и своей душе.

А какие поистине бесценные сокровища хранят детали этих интерьеров! Раз за разом открывая что-то для себя, принимая в свой арсенал архитектурных и художественных находок, мы не перестаем радоваться и удивляться. Потрясающие оконные раскреповки и стыки разных паркетных рисунков в особняке Рябушинского, аутентичная мебель, великолепные двери и предметы утвари в музее-усадьбе Ленинские горки, потрясающие керамические изразцы и камины Врубеля в музее-усадьбе Абрамцево… Перечислять можно очень долго… И пока еще сохранившиеся старые окна с их великолепными и трогательными «горбыльками», латунные печные задвижки и решетки, оконные и дверные ручки…

Любовь к уходящей, но все еще доступной для изучения архитектуре, «правильным» пространствам, безусловно, впитана нами с детства. Но настоящая смена восприятия исторических зданий и интерьеров, увлеченность краеведением, «прививка»  внимания к деталям и узлам произошла благодаря нашему Учителю с большой буквы Андрею Суматохину (Архитектурное бюро «Ветер веет»).

Нужно успевать все это смотреть, впитывать и учиться. Пока не поздно. Пока не сломано, не переоборудовано и не реконструировано то немногое, что осталось от прежних времен, подлинное наследие.

Наше недавнее приключение по спасению от слома картотечных шкафчиков из библиотеки им. В.И. Ленина - грустное тому свидетельство. Кстати, именно там подсмотрели удачное, на наш взгляд, соединение мрамора с паркетом через узкий каменный кант и латунную вставку.

 

Хорошо и правильно использовать «подсмотренные» исторические приемы, детали, орнаменты в современных интерьерах. Иногда – обновленные и переосмысленные. Иногда – с юмором. Иногда – в аутентичном виде.

Такое «повторение», помимо идеи, несет в себе то родное, что вызывает ностальгический трепет, и придает интерьеру ассоциативность, своеобразие, понятные только русскому человеку. Хорошо, если это будет работать на подсознание. Ассоциативная форма оконных переплетов. Дулевский молочник, заблудившийся среди современной кухонной утвари. Современное абстрактное «масло», но в компании зарисовок с Фрунзенской набережной.

Интерьер, в котором хорошо, «как в родном московском подъезде», и при этом гармонично, красиво и современно – вот то, к чему мы стремимся.

Историй для русского интерьера может быть бесконечно много. Все они так или иначе связаны с архитектурой, историей места, личностью и образом жизни заказчиков: петербургская интеллигентная квартира или старомосковская купеческая, русская дворянская усадьба или писательская дача, советское конструкторское бюро… Есть чем вдохновляться!

Важно не делать чистую стилизацию. Скорее, работать намеками, смешениями, акцентами. Наслаивать истории, - так, как они сосуществуют в нашей памяти и душе, все сразу. Возможно, что-то, в созвучии месту и заказчику, будет слышно громче, что-то – тише.

 

Наши поездки-походы-приключения вылились в своеобразную «философию» создания интерьеров:

ОКРУЖЕНИЕ

Природа местности, архитектура здания, его местоположение и «архитектурное соседство» задают канву архитектуры, планировки и стилистики внутреннего пространства.

ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ

Не делаем чистую стилизацию, но отсылаем к стилю или времени. Учитываем стилистические предпочтения и личную историю заказчика.

ПРОСТРАНСТВО И ЕГО НАПОЛНЕНИЕ

Архитектура внутреннего пространства, предметы и детали, его наполняющие, образуют единый ансамбль, демонстрирующий актуальный интерьер, имеющий свою историю, свои корни и, таким образом, обретающий глубину. Архитектура и планировка – создают выбранную историю, предметы – поддерживают и развивают ее.

Обогащаем архитектуру продуманными и выполненными на заказ гипсовыми и столярными элементами.

Цвета и орнаменты подчеркивают и обогащают пространство, раскрывают нашу внутреннюю «память предков» и созвучны цвету воздуха местности, где мы живем.

МЕБЕЛЬ И СВЕТ

Используем мебель нейтральных форм, не имеющих выраженных черт – например, Малайзии, кантри, лофтовости, гламурности, Голливуда и тп.

Находимся в постоянном поиске современной элегантной мебели, несущей в себе одновременно черты нового времени и традиций.

Любим советский и европейский винтаж – хорошо, если он не отсылает напрямую к своему происхождению.

Антиквариат, если он соответствует легенде, тоже хорош в умеренных количествах. Например, один буфет. Ценим в предметах мебели ощущение вневременности.

Наши палочки-выручалочки – столярные изделия, спроектированные и выполненные на заказ для конкретных проектов русскими ремесленными мастерскими.

Используем предметы перспективных русских предметных дизайнеров. Если они ценны, в них уже заложена искомая нами аутентичность.

ТЕКСТИЛЬ

Избегаем знаково чужеродных орнаментов и оформлений окон. Например, большой вопрос, где будут уместны даже римские шторы. Возможно, и будут уместны. Главное – задуматься об этом, создавая интерьер, не штампуя стандартные приемы. Иногда можно сделать бризку, или обрезать штору чуть ниже подоконника, почему нет. Попробовать найти ткани отечественного производства с удачным орнаментом (Трехгорка, Иваново) или напечатать найденный исторический орнамент на ткани (например, Бакста). Также ищем – и находим! - современных художников по ткани.

Используем переосмысленное традиционное – вышивки бисером, вышивки крестом на современные или абстрактыне темы и тп, винтажное и современное кружево.

ИСКУССТВО И АКСЕССУАРЫ

В нашей обязательной программе – предметы искусства. Разные, много - советских или русских авторов. Одиночный крупный формат или плотные разнообразные развески со смешением жанров и времени создания работ.

С большим интересом ищем и находим предметы декоративного искусства малых народов России или мастеров соседних стран – сюзане, лижнык, сибирские орнаментальные ковры и тп., которые давно и прочно вошли в русский быт. Приросли к месту.

Не увлекаемся стереотипно русскими атрибутами вроде самоваров, матрешек, павловопосадских платков, а также неорусским и псевдорусским стилем – разве что с иронией и в небольшом количестве. Избегаем показной русскости.

Используем знаковые, но нераскрученные и не тиражные предметы советского и российского дизайна – фарфор императорского фарфорового завода, Вербилки, Дулево, ГДР, Первомайский фарфоровый завод. Советские кобальтовые чайницы, латунные подсвечники, златоустовские гравюры на стали – то, что действительно красиво, неизбито и не имеет негативно совковых ассоциаций, либо уже ими «переболело».

Пытаемся вписать предметы искусства в интерьер максимально естественно, как будто эти предметы были здесь всегда, и даже новый ультрасовременный модный предмет лишь подчеркивает естественный бег времени, содружество вечных ценностей и актуального «сегодня»